ВелоКубань

Пачи Вила: «Петер Саган стал великим чемпионом, потому что задаёт много вопросов»

Пачи Вила: «Петер Саган стал великим чемпионом, потому что задаёт много вопросов»

Пачи Вила о сильных сторонах Петера Сагана и его тренировках

С тех пор, как в 2015 году Пачи Вила (Patxi Vila) стал тренером Петера Сагана, лично ответственным за его график тренировок, словацкий велогонщик трижды завоевал радужную майку чемпиона мира, а также довёл своё количество побед до 101, включая победу на Туре Фландрии и две зелёных майки Тур де Франс. Как испанскому тренеру, бывшему профессиональному велогонщику, удалось ещё больше раскрыть талант уже побеждавшего и грозного для соперников Петера Сагана, Пачи Вила рассказал в интервью Cycling Weekly.

— Когда ты начал тренировать Сагана?

— Мы начали работать вместе после классик 2015 года, почти три года назад. К тому времени я уже был спортивным директором и тренером в команде Tinkoff и отвечал за тренировки трёх гонщиков. После классик команда попросила меня стать тренером Петера, и я согласился.

— Над чем в тот момент пришлось с ним работать больше всего, в каких областях у Сагана были основные проблемы?

— Когда начинаешь тренировать парня, который уже был способен выиграть 25 гонок в год, то понимаешь, что он работает правильно. Моим первым шагом было выслушать его и постараться лучше понять. Я не хотел его переделывать, потому что он уже знал, как побеждать.

У каждого профессионального гонщика есть несколько очень сильных сторон, и необходимо их определить. Надо понять главное, в чём спортсмен по-настоящему хорош, а затем стараться поддерживать это, и лишь потом начинать работать над тем, что у гонщика получается не так хорошо.

В случае Петера, ему была не слишком нужна структура тренировок, что было довольно необычно. Конечно, какая-то структура была необходима, над чем мы и работали, но его нужно было внимательно слушать. Одна из его самых сильных сторон – он идеально взаимодействует. Когда он говорит, что чувствует так, так и так, то так и есть на самом деле.

— Что больше всего впечатлило во время работы с ним?

— У Петера есть несколько неординарных сторон. Первое – его способность понимать своё тело, знать, что ему необходимо, нужен ли ему отдых или больше тренировок, или увеличение силовой работы. Поэтому с ним работать легко, он говорит, что ему требуется.

Другая сторона – ему крайне важно быть свежим перед гонкой. Если он слишком много тренируется или слишком много выступает в гонках и у него нет свежести, то он способен показать достойный результат, но, возможно, не первоклассный.

— Каково это – тренировать такую сильную личность?

— Трудно. Чем сильнее гонщик, тем, обычно, сильнее личность. Перед тем, как сделать с ним шаг, надо всё обдумать и быть в этом уверенным. Работая с Петером, надо всегда быть готовым отвечать на вопросы, потому что он обязательно будет спрашивать. В случае Петера я должен быть наготове отвечать ему 24 часа в сутки 7 дней в неделю. Обычно он задаёт очень много вопросов, многое хочет знать, поэтому он и стал великим чемпионом.

Он также старается делать историю – он уже стал трёхкратным чемпионом мира и пытается добиться совершенства в гонках. Может быть, мы похожи с ним характерами, наверное, поэтому он бесит меня большую часть времени, и, возможно, поэтому я тоже самое делаю с ним. Между нами не всегда лёгкие взаимоотношения, пусть так и остаётся.

— Как быстро Петер отреагировал на ваши тренировки? Много ли времени прошло до того, как он получил стабильные результаты?

— В начале я просто слушал его и давал ему очень общие тренировки, но перед нами стояла первая цель – чемпионат мира 2015 года в Ричмонде. Мы начали работать в апреле, за полгода. Во второй части сезона мне стало понятно, как нам сработаться вместе, я понял, как ему помочь.

Пачи Вила: «Петер Саган стал великим чемпионом, потому что задаёт много вопросов»

— Он тренируется по измерителю мощности или ориентируясь на ощущения?

— Он смотрит на показатели мощности, когда это необходимо, во время интервалов или спринта. Думаю, мощность – это отлично, великолепный инструмент, но необходимо ещё и чувствовать, знать, как его использовать. Наверное, за всю неделю измеритель мощности требуется дня три. В остальное время он не нужен. Мощность – это полезная информация для тренера, но не думаю, что гонщику надо смотреть на цифры.

В продолжительных тренировках на велосипеде дело не в том, чтобы удерживать мощность между 250 и 300 ваттами в течение пяти часов. Я смотрю больше на физиологические показатели (пульс), чем на мощность.

— Придерживается ли Петер специального плана питания?

— Не совсем. У него правильное питание, но он не должен слишком фокусироваться на нём. Он ест хорошие продукты и в правильном количестве, но не взвешивает всё. У команды есть специалист по питанию, все продукты качественные, но это всё.

— Как вы разрабатываете план тренировок на год?

— На данный момент у нас три пика сезона: классики, Тур де Франс и чемпионат мира. Высшая точка классик начинается с Милан-Сан-Ремо и длится до Париж-Рубэ. Второй пик приходится на Тур де Франс, а для чемпионата мира мы стараемся выйти на пик на двух гонках в Канаде (Гран-при Квебека и Гран-при Монреаля), а потом чемпионат мира.

— На какие периоды делите год?

— Обычно с 15 ноября и до Тура Даун Андер наш базовый период, потом после Тура Даун Андер начинаем тренировочные блоки работы над мощностью и скоростью перед классиками. Февраль для нас самый большой тренировочный месяц года, когда обычно на третьей неделе февраля достигаем максимума 32-35 часов в неделю.

— Как подходите к переходному периоду между классиками и Тур де Франс?

— После классик мы полностью прекращаем работу на четыре – шесть дней, затем возобновляем силовые тренировки, маунтинбайк и стараемся, чтобы Петер освежился не только физически, но и психологически. Обычно на это требуе6тся неделя или две. В итоге получается около трёх недель транзитного периода, после чего мы возвращаемся к обычным тренировкам.

Самая сложная задача перехода от классик к Тур де Франс – увеличение количества подъёмов. В мае мы едем Тур Калифорнии, где наша первая цель – посмотреть, в какой форме Петер, есть ли что-то, что необходимо изменить. Калифорния нужна, чтобы понять, как продвигается работа для выхода на второй пик сезона.

— Как меняются тренировки при подготовке к чемпионату мира?

— В этом году (после дисквалификации Петера Сагана с Тур де Франс) нам пришлось больше времени готовиться к чемпионату, не в такой спешке. Потому что обычно после Тур де Франс ему нужен отдых, а потом время начинает поджимать, надо готовиться к чемпионату. В этом году всё было гораздо легче. Обычно трудно выходить после Тура и готовиться к Канаде, где уже надо быть в хорошей форме.

— Как ты сделал Петера таким быстрым финишёром?

— Не думаю, что Петер быстрый. Он сможет ехать быстро, но это не его природный дар. Ему необходим этот навык, потому что в конце гонки ему нужно быть быстрым, чтобы выиграть. Но не потому, что он такой быстрый от рождения.

Он достигает скорости благодаря свежести и своей силе, доезжая до финиша свежим, он оказывается быстрее других. Он побеждает не потому, что быстрее, а потому, что свежее. По своим характеристикам он очень похож с Томом Бооненом, который в начале своей карьеры был способен побеждать в групповых спринтах, но потом сфокусировался на выносливости. Я внимательно изучал карьеру Тома, чтобы понять, каким образом можем двигаться с Петером.

— Ты упомянул силу – насколько она важна?

— Мы стараемся приобрести необходимую мощность в начале года и удерживать её на протяжении всего сезона. Конечно, с ноября до февраля мы проводим больше силовой работы, дважды или трижды в неделю, а после продолжаем только раз в неделю.

— Проводит ли Петер высокоинтенсивную работу перед соревнованиями?

— Да. Даже перед крупными гонками всегда делает несколько тренировок высокой интенсивности, но не слишком много. Всегда необходимо что-то, но не слишком много. Это скорее короткие интервалы от одной до трёх минут с большим промежутком отдыха, но очень интенсивные интервалы.

Источник:
0
117
+2
Нет комментариев. Ваш будет первым!